Дубай в феврале

Mall of Emirates оказался практически пуст. Я посмотрел на часы – была половина десятого утра. Дубай только просыпался. Как и ранее, в аэропорту, мне пришлось немного повозиться, чтобы найти ресторанный дворик. И там почти никого ­– я был вторым или третьим посетителем. Не мудрствуя лукаво и экономя на предстоящее путешествие по Юго-восточной Азии, я зашел в McDonalds. Как и в любой другой стране, вкус местного фастфуда оказался неповторимым, а в данном случае даже с привкусом восточных пряностей. Я вышел на улицу – в лицо дунул теплый февральский ветер. В торговый центр гуськом стал подтягиваться народ. Шагали все чинно, большими семействами, сначала глава семьи, а за ним все остальные.  
Первым делом я решил осмотреть знаменитый «Парус» – семизвездочный отель, фотографии которого оккупировали все путеводители по Дубаю. Его было видно издалека, и поэтому дойти до него было лишь делом времени. Однако вплотную подобраться к этому чуду архитектуры не было никакой возможности – подход был перегорожен. Пришлось довольствоваться фотографированием объекта. Именно здесь, возле «Паруса» я впервые услышал русскую речь. Теперь я догадываюсь, почему мы не любим наших туристов за рубежом. Что говорят иностранцы, мы не знаем, но зато прислушиваемся к каждому слову, сказанному русским. Вот и я кроме гонора и бесконечных проблем ничего более не услышал. 
Становилось все более душно. Обойдя отель, я вышел к Персидскому заливу – нужно было немного окунуться в этих удивительных бирюзовых водах. А дальше я пошел исследовать один из самых роскошных районов Дубая – Джумейру, растянувшийся по побережью на 25 километров. Шикарные отели, дорогие магазины, престижные иномарки, самодовольные люди – вот что я там увидел. В этом нет ничего плохого, однако вся эта картина немного угнетала, здесь я чувствовал себя неуютно и скованно. Я сел на метро и поехал, в пока еще сохранившуюся старую часть города, попутно созерцая небоскребы в числе которых был почти километровый Бурдж Дубай. 
В старых частях города – Бар-Дубае и Дейре еще окончательно не исчез колорит традиционного арабского поселения. Здесь есть и петлящее узкие улочки, и рынки, торгующие разнообразной утварью и снедью, и Большая мечеть, минарет которой возвышается над приземистыми жилищами. Очень любопытно выглядели ветряные башни, которые дубайцы традиционно ставили в своих домах. Такие нехитрые сооружения могли улавливать малейший ветерок с моря, который заходя в жилище, вытеснял накопившийся там теплый воздух. Но с появлением кондиционера таких башен становится все меньше, а в новых домах они выполняют исключительно декоративную функцию. 
Население в Дубае достаточно разнородное. Если в старом городе чаще встречаешь арабов в традиционных одеждах, то в новых кварталах – все больше деловых людей в цивильных костюмах или туристов, зачастую одетых в смелые для ближневосточного менталитета наряды. Вроде бы не положено женщинам ходить в вызывающих одеждах, однако местные закрывают на это глаза. Вернее кто закрывает, а кто и нет. Я видел двух моделей европейской наружности, одетых свободнее некуда, и арабы с большим удовольствием «поедали» длинноногих красавиц своими взглядами. 
Время, стремительно неслось к вечеру, и я решил уехать в аэропорт, что бы принять душ и отдохнуть в его прохладных залах. Душным оказался Дубай в феврале. Причем температура воздуха соответствовала температуре моих впечатлений. При ошеломляющем воздействии города они оказались какими-то размытыми, неясными. Поразила роскошь и масштабность этого мегаполиса, однако угнетала некая отчужденность отдельно взятого человека. Случись с ним что-нибудь – и ведь никто не поможет. Да и некому. Кто его заметит из стремительно несущихся по магистралям автомобилей.

Очищение кишечника водой. Еда после процедуры

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *